Nash Ambassador Custom Sedan 1956 – описание и технические характеристики модели

Def-Aleks › Блог › Забытые имена. Глава 183. Nash/Nash-Healey Часть 3.

Итак продолжаем тему не про яйца.

Осенью 1950 года на автосалоне в Париже дебютировал открытый спортивный автомобиль марки Nash-Healey, который вызвал определённый интерес у публики. История его создания по своему интересна. В 1949м году Чарльз Мейсон путешествовал на круизном лайнере “Queen Elizabeth”, на верхней палубе он познакомился с человеком по имени Дональд Хили, этот бывший британский военный лётчик решил заняться после войны производством гоночных автомобилей и преуспел на этой нише. Кстати как не странно знакомство господ завязалось не на автомобильной теме, а на почве фотографии, Мейсон и Хили увлекались фото, и последний заметил у тучного джентльмена дорогой и сложный аппарат. Дабы продолжить беседу Мэйсон пригласил на бокал коньяка Хили к себе в номер.

Там Хили поведал о том, что он построил гоночный автомобиль Бриггсу Каннингему с мотором V8 от Cadillac. Гоночный автомобиль оказался успешным и теперь вот он отправляется в Детройт, что бы заключить договор о поставке таких двигателей для своей компании Donald Healey Motor Company. Мэйсон сказал, что он президент Nash-Kelvinator и если люди из General Motors откажутся сотрудничать, то пусть заедет к нему на обратном пути погостить. В итоге Хили приехал на порог дома Мэйсона, где и сообщил, что Эд Коул довольно резко дал понять, что Cadillac не желает продавать на сторону свои двигатели. Хили удивился, когда Мэйсон мало того, что согласился поставлять ему 3.8л двигатели от Ambassador, но и попросил построить спортивный автомобиль с узлами концерна Nash-Kelvinator. Хили к лету строит на удлинённом и расширенном шасси Healey Silverstone родстер с алюминиевым кузовом, в качестве двигателя, коробки передач, редуктора и элементов задней подвески (у праотца были листовые рессоры, которые заменили пружинами) используются агрегаты от Nash Ambassador. Однако Хили не мог не залезть в двигатель, так головку заменили на лёгкую из алюминиевых сплавов, так же он установил сдвоенные карбюраторы SU, все эти действия в итоге подняли мощность мотора с 112 сил до 125. Прототип автомобиля принимает участие в 24х-часовых гонках Ле-Мана в конце июня 1950 года, на марафон было заявлено 60 экипажей, среди которых был и экипаж Тони Ролта и Данкана Гамильтона. По окончанию 24х часов экипаж британцев финиширует 4м в общем зачёте и третьим в своём классе, Nash-Healey уступил только французами на Talbot-Lago с 4.5л двигателем и британскому же Allard J2 с 5.4л двигателем от Cadillac и оставив позади себя Aston Martin, Delage, Bentley, Jaguar и другие менее значительных конкурентов, к примеру все три Ferrari вообще не дошли до финиша. Это был фурор, автомобиль бренда который никогда не увлекался автоспортом. и имел имидж “тачки для дедушек” дебютировал очень и очень удачно.

В октябре 1950 года автомобиль дебютирует в Париже, через четыре месяца машину показывают и на автосалоне в Чикаго, после чего начинаются продажи новинки.

В начале 1951 года мадам Ротер приняла участие в Парижской автомобильной выставке представляя продукцию фирмы “Нэш”, там она познакомилась в Батистой Пинин Фариной, так завязались деловые связи между американской компанией и итальянским дизайнером. Пинин Фарина берётся модернизировать модельный ряд фирмы, а пока ведутся работы над новыми автомобилями слегка обновляются существующие модели. Так в этом время начинает набирать популярность мода с авиационными нотками, старшие Ambassador и Statesman обзаводятся килями на задних крыльях, тем самым разрушая целостный внешний вид прежней модели (на мой вкус конечно). Уникальная комбинация приборов “Унископ” (круглый прибор похожий на спидометр мотоцикла, в котором были размещены все контрольные лампочки), была заменена на расположенную на панели приборов, которую спроектировала Ротер.

В 1952м году фирма отмечала свой 50ти летний юбилей, отчёт велся от первых выпущенных Джеффри автомобилей марки Rambler, а т.к. Чарльз Нэш просто переименовал предприятие, то всё честно, кстати говоря Нэш в своё время выкупил не только фирму Джеффри но и его виллу на берегу озера. Юбилей решено было отметить полным обновлением дизайна, надо которым годом ранее стал работать Батиста Фарина. В первую очередь старшие Ambassador и Statesman получают новые кузова типа седан, вместо уже устаревших фастбеков (кстати старые прежние модели злые языки называли “ванной”). Еще в 1951м году будущий маэстро строит прототип на котором он решается убрать закрытые передние крылья, так же Фарина установил передние фары в решетку радиатора всё это придавало автомобилю слишком европейский вид, и хотя шеф-дизайнеры фирмы Уильям Реддиг (бывший фордовец) и Эдмунд Андерсон (бывший до войны главой отдела стиля фирмы Oldsmobile) были восторженны получившимся прототипом руководство фирмы машину не приняло.

Это время кажущееся романтичным (рок-н-ролл, большие машины, кинотеатры под открытым небом рассчитанные для автомобилей, девушки в укороченных платьях в горошек) но на деле было сложным, особенно для автопроизводителей: США воевали в Корее, была нехватка металла, свинца и прочих материалов, плюс большие гиганты маленького секса большая тройка, т.е. General Motors, Ford и Chrysler начинают битву титанов, вернее цен. Этим мощным корпорациям ничего не стоит демпенговать, автомобили выходящие из ворот их заводов становятся настолько дешевыми, что независимые не столь большие фирмы с трудом продают свою продукцию, приходится или закрывать двери и снимать вывески со стены, либо объединяться с такими же бедолагами. Nash-Kelvinator играет по второму сценарию и в мае 1954 года объединяется с Hudson Motor Car Company, переговоры с которым о слиянии шли с января того же года.

Слившиеся компании образовывают концерн American Motors Corporation, теперь это была не мелкая контора, а компания которая входила в сотню крупных предприятий в США. Выбор на “дока Хадсона” со стороны расчётливого Мейсона пал благодаря тому, что эта американская контора (как вы понимаете, она будет героем дальнейших серий “Серебряного Шара”) так же выпускала свои автомобили оснащённых несущим кузовом, тем самым это упрощало производство двух марок на одном и том же конвейере, что снижало расходы на логистику. У “Хадсона” уже имелись автомобили компакт класса — Jet Series, так что дилеры Hudson были морально готовы к продаже компактных Rambler. После объединения концерн продолжил производство автомобилей под своими торговыми марками, Мэйсон планировал произвести экспансию за пределы США, и на октябре должен был лететь в Англию на переговоры по покупке там производственных мощностей для вторжения на европейский рынок, однако в день вылета пришла печальная новость — президент корпорации Amercian Motors — Мэйсон умер. В срочно порядке на место президента компании избирается Джордж Уилкен Ромни. Ромни был выходцем из полигамной мормонской семьи, родился он в 1907м году в семье миссионеров, которые вели свою активную деятельность на территории Мексики. Я бы не назвал Ромни гением бизнеса, т.к. свою карьеру он начинал стенографистом у сенатора Уолша, во время экономического кризиса он вместо со своим братом открыл молочный бар, в 1930м он перешёл работать в металлургическую компанию Аlcoa. В 1939м году он стал вице-президентом Ассоциации Автомобильных Производителей США, через два года он стал генеральным директором этой ассоциации. В 1948м году Мэйсон друживший с Ромни позвал его к себе, вскоре Мэйсон сделал своего друга ответственным за развитие модели Rambler. После вступления в должность Ромни первым делом отказывается от планов слияния с фирмами Studebaker и Packard, переговоры с которыми начал Мэйсон, во-вторых он считает что только компактные автомобили позволят держаться компании на плаву, поэтому продолжает гнуть линию партии, автором которой был покойный глава фирмы.

Но вернёмся к серийной продукции 1954 года. Спортивные автомобили Nash-Healey с кузовом родстер выпускались до начала июня, а версия хардтоп до конца августа, при этом она пережила модернизацию, так вместо панорамного заднего стекла установили трёх секционное, но такой же формы, снятие с производства этой серии было связано с тем, что компания Ford планировала вывести на рынок спортивный автомобиль с V8 модели Thunderbird, конкурировать с которой Nash-Kelvinator не видел смысла, тем более Ford просил в два раза меньше за свой автомобиль, нежели стоил Roadster или Le Mans. Старшие серии — Ambassador и Statesman обзаводятся опцией All-Weather Eye, это был первый в мире компактный агрегат установленный под капотом и включающий в себя как обогреватель салона так и кондиционер, который врубался отдельным сцеплением (обгонной муфтой), плюс ко всему в салоне имелся термостат, который автоматически регулировал температуру в отведённом для него пространстве. Все остальные автомобили которые имели в опционном списке кондиционер имели устаревшую конструкцию, которая ну ушла далеко за 15 лет своего существования, как и прежде установка занимала много места, причём в багажном отделении, плюс ко всему весила она все 120-150 кг, в отличие от блока климатической установки от “Нэш”, которая тянула всего-то на 60кг, но самым главным достоинством этой системы была её цена, если AMC просила за своё агрегат 375 долларов, то Oldsmobile за свою устаревшую систему все 550 долларов, а Chrysler и того больше. Внешне изменений практически не было, кроме дополнительного хромированного декора и вынесенной на багажник запаски Continental, но вот внутри автомобили обзавелись новой панелью приборов, работы всё той же Мадам Хелене Ретер. С технической стороны автомобили Ambassador могли оснащаться либо мотором прежнего объёма, мощность которого была доведена до 130 сил, либо по заказу 140-сильным агрегатом, как у спорт-кара Nash-Healey, более мелкий Statesman получает 110 сильный агрегат. Обе модели к тому же оснащены гидроусилителем тормозной системы, т.е. фактически это были одни из лучших американских автомобилей: надёжные моторы, комфортабельная подвеска, приличный уровень оснащения, но при этом довольно экономичные и маневренные, идеальные автомобили для мегаполисов.

nickmix01

Записки работающего тунеядца

1950 Nash Ambassador


Когда в 1949 году Nash представил свой новый Ambassador, то на потребителей он произвёл сильное и неординарное впечатление.
Первое – это стиль Airflyte, отличавшийся ото всего, что производил американский автопром, точнее – “большая тройка”.
реклама утверждала, что Nash Ambassador имеет более чем на 20 процентов меньшее аэродинамическое сопротивление, чем другие ведущие марок автомобилей.
Nash усердно подчёркивал стиль Airflyte в рекламе

Этот стиль, заслуга Джорджа Мейсона, президента компании, имел один недостаток – ограниченная возможность поворота передних колёс. Закрытые колёсные ниши, панорамное стекло, гнутые передние стёкла и фишка от Nash – раскладывающиеся диваны, способные с комфортом предоставить ночлег для троих взрослых людей (благодаря этой особенности Nash Ambassador пользовался огромным спросом у молодёжи 50-х, ну вы понимаете. ).
Вот как это выглядело в рекламе:

Второе – качество сборки, его уровень потребители сравнивали с уровнем Cadillac, а в комплекте с автоматической коробкой от GM Hydramatic, поездка на нём оставляла только приятные впечатления. Рядный шестицилиндровый силовой агрегат объёмом в 3,8 литров выдавал 112 лошадиных сил, что вполне приемлемо для того времени. В 1950 году он был слегка форсирован и мощность возросла до 115 лошадиных сил. Автомобиль, несмотря на весьма солидную внешность имел достаточно небольшой вес – 1560 кг. (3450 фунтов).
Третье – доступная цена, которая у автомобиля начиналась от 1633 USD и заканчивалась в серии Statesman 2223 USD.

Теперь о модели – выполнена она Premium X Models ограниченным тиражом в 500 экземпляров для Modelcarworlds и отличается привычным для этой конторы качеством и деталировкой. Мне модель нравится – оригинальный привет из прошлого, от компании, которая наряду с Taker Torpedo пыталась изменить мировой расклад на рынке автомобилей.
Для тех, кому претит продукция Premium X Models есть дорогущий Motor City USA и Eligor, выполненный в серии Blake et Mortimer у Hachette на всё той же форме от РСТ, что и у Premium X Models, но с известной долей мультяшности.

У Premium X Models эта модель выходила в двух вариантах – двухцветной окраске и в полицейской ливрее, но мне понравился именно этот скромный вариант.

Живые классики Nash Ambassador Custom Airflyte: Посол ледникового периода

Живые классики Nash Ambassador Custom Airflyte: Посол ледникового периода

Слон в посудной лавке, Гулливер в стране лилипутов! Тротуары того и гляди бросятся под колеса! Невидимая за огромными фигуристыми крыльями, возле причудливых блестящих бамперов маячит мелочь каких-то там современных классов. Зато владельцы престижных седанов смотрят на нас с уважением. Принимаем внимание благосклонно, но выдержанно. Даже имя обязывает: «Нэш-Амбассадор». Посол не только с другого берега океана, но и из иной жизни.

НОВОСВЕТСКИЙ ПОМЕЩИК

Это в США «Нэш-Амбассадор Кастом Эйрфлайт» (длинное имя вполне соответствует размеру кузова — 5330 мм!) далеко не самый престижный и дорогой автомобиль. Он вполне мог стоять у скромного домика где-нибудь в провинции. Но в Европе совсем иные масштабы. У многоэтажки такой машине делать, конечно, нечего, ее место рядом с фешенебельным особняком в престижном пригороде, виллой в курортном городке. В начале 1950-х (а мой благородно-коричневый седан родился в 1951-м) «Нэш-Амбассадор» в Швейцарии стоил от 17 300 франков. Его одноклассник «Шевроле-Стайллайн» обходился в 13 000, вполне солидный «Опель-Капитан» можно было купить за 8750, а стандартный «Фольксваген-Жук» — за 5500 франков.

Европейцу, раскошелившемуся на «Амбассадор», было чем гордиться. Бокастый автомобиль сделан с размахом и щедро украшен хромом. Как не похожи на него наивные европейские машины, тот же «Опель-Капитан» или «Мерседес-Бенц 170S» — по сути, перелицованные довоенные модели. У «Нэша» под капотом шесть цилиндров, 3,8 л, 117 л.с. — для 1951 года очень солидные показатели.

Европейский хозяин этого «Нэша», вероятно, жил сегодняшним днем, поскольку завтрашний туманен: холодная война в разгаре. В СССР произвели ядерный взрыв в воздухе (атомная бомба у Сталина появилась еще за два года до этого), в США за шпионаж в пользу Советов казнены Этель и Юлиус Розенберги. Сенатор Джозеф Маккарти призывает усилить борьбу с коммунизмом. А между двумя ядерными сверхдержавами — едва оправившаяся от войны Европа. Ее призван защитить только что образовавшийся Североатлантический альянс — НАТО. Но простым обывателям, даже владельцам американских авто, с его появлением стало ненамного спокойнее.

ТРИ С ПЛЮСОМ

Реклама подчеркивала: в «Нэше-Амбассадор» с комфортом смогут выспаться даже трое взрослых. Вспомнив советский фильм «Три плюс два», скажу, причем без особого преувеличения: в «Нэш» поместились бы и три героя этого фильма, и их подруги, и «Запорожец» в багажник! Только вот на приморский песок съезжать не стоит — с такими-то базой да свесами.

Как же в нем приятно неторопливо путешествовать! Мягкие широченные диваны космически далеко уносят от любых неровностей. В ширину и длину места, как в железнодорожном СВ. «Нэш» по приморскому шоссе плывет величаво. А каково водителю?

У него на вооружении огромный руль и хитрая полуавтоматическая трансмиссия. Баранку следует крутить солидно и неторопливо — даже резкие движения изменят траекторию автомобиля не раньше, чем водитель забудет о своем намерении. Что касается трансмиссии… Ох уж эти инженерные компромиссы! Алгоритм работы подрулевого рычага, как в «Победе» и 21-й «Волге». Только, включая первую, ни в коем случае не выжимайте сцепление в пол — сработает стартер! Да-да! Запускают двигатель именно так, повернув предварительно ключ зажигания. Далее можно переключаться без сцепления, поскольку между двигателем и коробкой стоит гидромуфта. Но делать это нужно с заметной задержкой, чтобы успели уравняться скорости коленвала двигателя и первичного вала коробки передач. У тех, кто учился ездить значительно позже, чем родился «Нэш», это получается не всегда. Да и скорость жизни города ХХI века (даже курортного) не согласуется с неторопливостью американского крейсера.

Впрочем, если не спешить, всё в гармонии: небыстрому разгону вполне отвечают довольно эффективные, но, разумеется, совсем не современные тормоза; легкий, неторопливый руль сочетается с мягкой подвеской; огромные капот и крылья, кажется, составляют часть пейзажа в ветровом стекле.

Вот чего точно делать не захочется, так это ездить задним ходом! В окно, считай, ничего не видно, боковых зеркал и вовсе нет. Как подумаю, что сзади шедевр дизайнерского искусства конца 1940-х — роскошный хромированный бампер, призванный защищать блестящий шоколадный кузов… Нет, для такого автомобиля лучше построить кольцевую вокруг собственного дома.

Nash Ambassador Custom Sedan 1956 – описание и технические характеристики модели

Небольшой компании «Наш» (Nash) было суждено оказаться в самом эпицентре сложных перипетий американского автомобильного рынка, некоторое время сохраняя лидерство среди независимых автомобильных изготовителей США, став основой четвертого по величине концерна «Америкэн Моторс», а затем мгновенно и бесследно исчезнув. Ее корни уходят к фирме «Джеффри» (Jeffery), которую в 1917 году приобрел Чарльз Уоррен Нэш, бывший президент концерна «Дженерал Моторс», и наладил там выпуск легковых машин высокого класса. С начала 1930-х годов самой известной среди них стала серия «Амбассадор» (Ambassador). В 1937 году, в результате слияния фирм «Нэш» и «Кэльвинейтор» по производству домашних холодильников, к руководству новой компанией пришел активный предприниматель Джордж Уолтер Мэйсон (1891-1954 гг.), благодаря которому отделение «Нэш» вступило в свой самый славный период развития.

Он начался вскоре по окончании войны, когда сотрудники «Нэша» под руководством Мида Мура совместно с кузов-щиками фирмы «Бадд» (Budd) занялись разработкой машин с обтекаемыми несущими сварными кузовами, выполненными в стиле «Эйрфлайт». Их презентация состоялась в октябре 1948 года, на которой две базовые модели «Нэш-600» и «Амбассадор» вызвали настоящую сенсацию своим внешним видом, которого Америка еще никогда не видела. Это были невероятно округлые двухобъемные машины с выпуклыми боковинами, широкой плавно ниспадающей назад поверхностью крыши, цельным лобовым стеклом и удивлявшими всех боковинами, наполовину закрывавшими все колесные ниши. Вершиной программы стал эффектный «Амбассадор», предлагавшийся в трех исполнениях с 2- и 4-дверными закрытыми кузовами на 5-6 мест. Габаритная ширина около 2 м, щиток приборов в духе старомодного комода, уютные мягкие и глубокие диваны, позволили создать очень просторный и удобный салон, напоминавший уютный дом на колесах, а давняя традиция «Нэша» делать все сиденья раскладывавшимися позволяла превращать его в ночное время в огромную спальню. К солидному и степенному «Амбассадору» целиком и полностью подходит термин «семейный автомобиль». В отличие об большинства других американских машин, он был рассчитан на семью среднего достатка и среднего возраста, предлагая ее членам спокойные и вполне домашние условия как в пути, так и на стоянке. С технической точки зрения автомобиль представлял собой сочетание типичной классики с рядом новинок. На нем использовались рядный 6-цилиндровый верхнеклапанный двигатель (3,8 л, 112 л.с), механическая 3-ступенчатая коробка с ускоряющей передачей, главная гипоидная передача, передняя независимая пружинная подвеска, барабанные тормоза с автоматическим выбором зазора и 15-дюймовые колеса с белыми бортами. На сезон 1950-1951 годов мощность двигателя повысили до 115 л.с, а по заказу предлагалась автоматическая коробка «Хайдра-Мэтик» (Hydra-Matic). Столь крупная и массивная, достаточно медлительная и не слишком маневренная машина развивала скорость не выше 135 км/ч, но расходовала рекордно мало бензина — 7,8-9,4 л на 100 км.

Со временем к «Амбассадору» добавлялись новые модели, решенные в столь же оригинальном стиле. Среди них были укороченный «брат-близнец» «Стэйтсмэн» (Statesman) с 3-литровым мотором и мало-габаритный «Рэмблер» (Rambler), а затем — совершенно необычный для Америки малолитражный «Метрополитэн» (Metropolitan) с 1,5-литровым мотором, который собирали в Великобритании. Успех новой серии был колоссальным, и 1950 год для фирмы «Наш» стал самым счастливым. Тогда она изготовила рекордное за всю свою историю количество автомобилей — 189543 штуки, что составило 2,84% от их общего производства в США. А продано было еще больше — 191665 машин, что определило 10-е место на американском рынке — высшее достижение «Нэша».

Массивный и старомодный стиль автомобилей «Нэш» нравился далеко не всем. Их язвительно называли буханками или ваннами, перевернутыми вверх дном. Все эти домыслы опроверг известный итальянский дизайнер Баттиста Фарина, посетивший фирму в 1950 году. Особенно ему понравились прикрытые ниши колес, идею которых он использовал и в своих работах. Рука итальянского мастера угадывалась в стиле второго поколения автомобилей «Нэш», выпускавшегося с 14 марта 1952 года. Возглавлявший его «Амбассадор» получил более строгий и приземистый трех-объемный кузов с низкой поясной линией, прямоугольной хромированной решеткой радиатора, массивными бамперами и выгнутыми назад стойками задних дверей с панорамным стеклом, но особый шарм ему придавало запасное колесо, помещенное в кожухе с хромированной крышкой, укрепленном на заднем бампере. Гамма 6-местных седанов пополнилась самым эффектным 2-дверным «хардтопом» без промежуточной дверной стойки. На «Амбассадоре» использовался новый 6-цилиндровый мотор (4,1 л, 120 л.с, с 1954 года — 130 л.с.) и автоматическая коробка передач. По заказу фирма предлагала 140-сильный вариант с двумя карбюраторами, гидроусилитель рулевого управления, стереофоническую радиосистему с «пневматической» антенной, стеклоочиститель заднего стекла и кондиционер в салоне.

Благоденствие «Нэша» закончилось очень скоро, и в середине 1950-х начались трудные времена, когда его явно устаревшая продукция уже не находила спроса, а ее стиль стал синонимом старомодности. Для объединения усилий в борьбе в «Большой тройкой» 22 апреля 1954 года было объявлено о слиянии фирм «Нэш» и «Хадсон» (Hudson) в концерн «Америкэн Моторс». Но и это не помогло: в 1954-м обе фирмы едва собрали 64 тыс. машин. В последующие три года «Нэш» упорно и мучительно продолжал модернизировать свою гамму. Ежегодно «амбассадоры» появлялись на свет с существенно обновленными и расширенными кузовами, которые отличались обилием хромированных деталей и двухцветной окраской, выгнутыми назад стойками лобового стекла, рас-положением двух или четырех фар внутри овальной решетки радиатора или на передних крыльях друг над другом. Так же ежегодно на «Амбассадоре» менялись и силовые агрегаты. В 1955-1956 годах применяли двигатели «Паккард» (Packard) V8 (5,2-5,8 л, 208-220 л.с.) с гидравлическими толкателями клапанов и автоматической коробкой передач. В 1956 году использовался собственный мотор V8 (4,1 л, 190 л.с), а к 1957 году в программе остался единственный силовой агрегат V8 (5,3 л, 255 л.с). Новые варианты имели массу 1580— 1720 кг и развивали максимальную скорость 150-170 км/ч. Фактически они уже перешли из «семейного» класса в разряд наиболее престижных машин Америки. А когда из ниш передних колес исчезли легендарные щитки, стало совершенно ясно, что дни существования фирмы «Нэш» сочтены. В 1957 году фирма изготовила последнюю партию из 3561 машины марки «Амбассадор».

Источники:
http://nickmix01.livejournal.com/398911.html
http://www.zr.ru/content/articles/16934-zhivyje_klassiki_nash_ambassador_custom_airflyte_posol_lednikovogo_perioda/
http://www.shov.ru/p4934.htm

Ссылка на основную публикацию